День отказа от табакокурения – грустный праздник

День отказа от табакокурения - грустный праздник
День отказа от табакокурения - грустный праздник
0

Основная идея «Дня без сигареты» была добиться того, чтобы в 21 веке употребление табака исчезло вовсе. Идея отличная, только вот звучит фантастически.

Во многом, по этой причине 30 мая возник альтернативный вариант, как более честный, чем глобальный отказ от табакокурения и день отказа от табака за авторством ВОЗ, отмечаемый 31 мая. Ведь полностью отказаться от курения табака смогут единицы. А вот перейти на менее вредный способ потребления никотина –  сотни и тысячи.

Однако, сегодня мы видим, что и вейпинг не стал решением всех проблем. Даже больше – при упоминании вейпов ассоциации у большинства самые негативные. О чем только не говорят противники электронных сигарет: об опасности взрывов в руках, о неизвестном содержимом электронок, о том, что парение жидкостей – чуть ли не первый шаг к наркомании. Таких ярлыков не имеет даже табакокурение с его абсолютно доказанным тяжелым вредом здоровью. В чем причина и где правда?

Помочь разобраться в вопросе поможет эксперт в области – директор Союза предприятий индустрии никотинсодержащих изделий (СПИНИ) Дмитрий Владимиров.

Внешнее давление и стигматизация вейпинга

Дмитрий, в наше время на простого потребителя вейп-продукции оказывается колоссальное давление. Ведь даже курильщики обычных сигарет не сталкиваются с таким уровнем противостояния по отношению к себе. Как это можно объяснить? И почему вейпинг не стал тем инструментом, который бы позволил курильщикам сберегать свое здоровье?

Прежде всего, причина в элементарной непросвещенности и отсутствии информации от достоверных источников. Нельзя полагаться только лишь на заголовки, выхваченных при поверхностном чтении прессы. К сожалению, наше время – это время информационных войн самых разных сторон. Дезинформация общественности стала нормой нашего времени. Антипропаганда и гонения усиливаются. И это – тема для отдельного интервью.

Сегодня мы сталкиваемся с колоссальной стигматизацией такого явления, как вейпинг. Стигматизация – значит клеймление, нанесение стигмы – формирование заведомо негативного отношения к вопросу, хотя вред не доказан. Как вы правильно заметили, в нашей стране курение табака – общепринятое явление, в том числе и подростковое. И ни у кого оно не вызывает вопросов.

Вейпинг же – напротив, под самым пристальным вниманием с тех пор, как он стал распространенным явлением и начал захватывать рынок табака. Именно после этого возросло общее давление на систему вейпинга. Это и увеличение акцизов, устрожение правил торговли. И как правило, переизбыток надзорной деятельности ведет к кустарному производству и черному рынку в промышленных масштабах.

Проблемы дезинформации

Как быть с теми неприятными фактами, которые, мы знаем, все-таки происходили. Я сейчас говорю взрывах электронных сигарет, о тяжелых отравлениях жидкостями.

Мы знаем, что вопрос вейпинга под пристальным вниманием с самого начала. Это значит, что и статистика происшествий вся на виду. А кто-то изучал статистику взрывов, казалось бы, таких безобидных бытовых приборов, как мобильный телефон или другая бытовая техника? Или статистику отравлений алкоголем? Но ведь его никто не требует запретить немедленно. Во многом – это вопрос качества продукта, вопрос недопустимости использования кустарного производства – то, о чем мы и говорили ранее.

Каким образом простому пользователю, который ежедневно сталкивается с дезинформацией, с осуждением по отношению к себе реагировать на эти триггеры?

Если вы обладаете информацией и уверены, что вейпинг – это нормально, то лучший способ действий не обижаться на тех, кто не понимает, а использовать любую возможность для их просвещения. Всегда отвечайте фактически. Вы должны понимать, что большинство людей, которых оскорбляет вейпинг, реагируют под сильнейшим прессингом дезинформации и популистских решений, которая идет на всех уровнях. Даже медики не стали исключением. Их многочисленные свидетельства и обвинения часто не подтверждены ничем, но процесс дезинформации запущен, мнение пользователей и наблюдателей уже сформировано. Демонизация вейпинга в обществе и навязывание чувства вины потребителям сегодня стало нормой.

На сегодняшний день мы видим полноценную войну с отраслью. Война на уровне не только информации, но и законодательно принятых решений.

А ведь вейпинг это те технологии, которые могли бы спасти миллионы жизней во всем мире. И массы людей, столько времени отдающие свое здоровье пагубной привычке, табакокурению, могли бы, наконец-то, вздохнуть легче. Бороться за здоровье нации путем снижения вреда от курения сегодня невероятно сложно. Поэтому 30 мая вейперы всего мира защищают и доказывают свои права и просят только честного к себе отношения.

Парение приравнено к курению

Смысл праздника в мире, чтоб люди скорее парили, чем курили? Правильно?

Не совсем. То, что было в 2012 году — это продвижение, что мы отказываемся от табака и переходим на вейм. Сейчас это стало защитой прав, потому что везде идёт ущемление прав. Почему и идёт речь о стигматизации? Началось всё с плавного развития: мелкие магазины, клубы, большие вейп-бары, в которых собирались друзья по интересам. Потом эти крупные торговые точки стали исчезать, началось приравнивание к сигаретам. Сейчас вейп полностью приравнен к сигаретам, почему и можно параллели проводить.

Приравнял кто?

Власти. Изначально существует рамочная конвенция по борьбе с табаком (РКБТ), которая сама по себе накладывает очень большие ограничения именно на потребителей. Хотели сократить производство табака как культуры, отслеживать трансграничную торговлю, кустарщину и так далее. В любом случае, это вело к ограничению независимого производства, всё передаётся в руки транснациональных компаний. Возможно, преследуются и другие цели, в том числе и сокращения потребления преследуется, но отрасль так или иначе систематизируется.

Происходит укрупнение рынка?

Табачного – да. Когда вейпинг появился, со всей его идеологией, на него смотрели как на возможную здоровую альтернативу. Когда пошло замещение на масс-маркете табака никотинсодержащими изделиями, столкнулись с теми же проблемами, что существуют и у табачной промышленности. Рынок глобализируется, но если табачному – лет сто, то мы находимся лишь на первоначальном этапе развития и до глобализации достаточно далеко. Но при этом, это менее вредная альтернатива. Мы говорим парить/парить, этот термин уже ушёл. Это было интересно на уровне субкультуры вейперства, которая поднялась, а потом ушла в массмаркет.

Но глагол to vape значит парить, а не курить?

Глагол определяет некую принадлежность к процессу вдыхания и выдыхания, а слово «вейп» обозначает определение отрасли и культуры. Сейчас оно активно используется при обсуждении закона об ужесточении продаж, запрете продаж несовершеннолетним. Мы не можем говорить, что детям лучше парить, чем курить.

Речь идёт больше о молодежи?

За молодежь тоже переживают. Лучше никотин не употреблять никоим образом. По факту, вейпинг это замена традиционного способа курения. Медики видят его только для тех, у кого уже ХОБЛ, это именно замена для курильщиков. Про развитие культуры речь практически не идёт во всём мире. Эта идея активно продвигается Всемирной организацией здравоохранения

Не случайно день вейпинга привязан ко дню отказа от курения?

День вейпера привязан к Всемирному дню отказа от курения с какой точки зрения? Его специально привязали: 31 мая – день отказа от табака, это праздник медиков. Праздник, включающий в себя антитабачную пропаганду, а так как там сейчас парадигма сдвинулась в сторону вейпинга, то и антивейперскую [пропаганду]. Их идеолог Майкл Блумберг начинал с борьбы с курением в Нью-Йорке, потом переключился очень активно на вейпинг, поскольку этот тип курения помолодел. На посту мэра он боролся за здоровый образ жизни и с потреблением фастфуда, и с курением, и с газировками, пропагандировал так называемые технологии нагрева. Его акциз предполагал не только обложение налогами и пополнение бюджета из любого источника, но и ограничение продуктов, которые так или иначе вредны для здоровья.

Невидимая рука Блумберга

Причём тут Блумберг, он из США, а мы говорим о ситуации в России?

Майкл [Блумберг] является послом Всемирной организации здравоохранения по направлению неинфекционных заболеваний. Он очень большой филантроп и, как и его фонды, поскольку кто платит деньги, заказывает и музыку. Его идеи ретранслируются ВОЗ, с его же подачи. При этом ВОЗ делает оговорки, что не должно быть контроля производства вейпов, поскольку они могут являться способом отказа от курения для взрослых курильщиков, беременных и детей.

Проще говоря, [вейпинг] для куривших табак это – способ оздоровления?

Да, одна из менее вредных альтернатив. Большинство из курильщиков не обладают достаточной силой воли, чтобы справиться с зависимостью. Стоит обратить внимание, что с точки зрения физиологии зависимость от курения преодолевается за месяц, после чего никотин выводится из организма, толерантности никакой нет, привыкание уходит, но психологическая привычка остаётся, так как имеем глубокие механизмы как от потребления молока новорожденным до сосательного рефлекса. Помимо этого есть моторика поднесения сигареты ко рту, затягивания, вдыхания и выдыхания дыма – это всё уже заложено в психику человека. Длительность стресса от прекращения курения может быть десятки лет.

Возможность рецидива остаётся?

Да, человек может в любой момент закурить, чтобы успокоиться, повторив саму процедуру. Вейп даёт возможность в менее вредной форме повторять моторику. Почему сейчас активно обсуждаются запреты ароматизаторов? Люди не должны дышать воздухом с никотином! Смена вкусов, по мнению специалистов, выступающих за вейп, перебивает привычный вкус табака. Не только табачные вкусы надо повторять, возможно предлагать другую альтернативу, потому что моторика сохраняется, а вкус меняется и ты постепенно забываешь о своей привычке.

Стигматизация и девиации подростков

На каком этапе у нас начали стигматизировать вейперов, кто платный агент Блумберга?

Речь не только о Блумберге, он даёт некий посыл, пусть и через медицинское сообщество. У Блумберга 50 благотворительных организаций, которые работают с медицинским сообществом во всем мире.

Мы говорим о стигматизации. Когда мало потребителей, это воспринимается как баловство, внимание особо на это не обращалось. Электронные сигареты использовались даже в самолетах. А сейчас даже в аэропортах – нельзя. Парить можно было чуть ли не в детском саду, пока не обратили внимание, что субкультура вейпинга захватывает молодежь. Появились жесты, субкультура, соревнования в клаудчейзинге, фигурном выдувании дыма и прочее. Потом всё это стало уменьшаться, когда дело дошло до масс-маркетов, это стало таким же продуктом, как сигареты. Когда это стало бросаться в глаза – особенно девиантное поведение подростков, бросали вызов традиционному обществу: выпустил облако пара бабушке в лицо, бабушка возмутилась, и пошло-поехало.

У нас курение это общественно принятое явление, оно не вызывает отторжения как таковое. Даже курящий подросток, если он не совсем маленький – не вызывает удивления. Появление подростков с новыми устройствами вызывает к себе внимание. Идёт замещение продукта. Заметно уменьшается количество проданных сигарет. Появляется некое инфополе ксенофобии. Идет нагнетание ксенофобии, всего нового и чуждого и, как показали опросы, врагом общества нас [вейперов] назначили, когда этот рынок стал ощутим. 2015-2017 годы были ещё и пиком развития субкультуры: в США селебритиз начали активно продвигать, появились своя музыка и определенный стиль в одежде. У нас в 2017 году как раз ввели акцизы, государству стало понятно, что рынок стал большим и с него можно и деньги получать. Социальная стигматизация – это же навязывание чувства вины потребителю. А так как везде говорят, что ты чужой, ты не выпадаешь из принятого общества курильщиков – ты белая ворона, на тебя накладывается стигма.

Идет демонизация в обществе и стигматизация потребителей вейпинга. Пошли законодательные запреты, в 2017 году появились первые законопроекты, а в 2020-м подошли к 15-му ФЗ, где курильщики были полностью уравнены в правах с вейперами. Ксенофобия росла и у табачников, они ограничены с 2013-го:  и тут пришли новые ребята, которым все можно, в том числе в потребление в публичных местах. Раздражение подогревается СМИ и общественными деятелями, люди начинают пугаться уже не запретов, а осуждения. У нас одной из основных причин демонизации и общественного порицания является девиация подростков.

Но девиация подростков была, есть и будет? Это ж норма взросления?

То, что на виду. Извините, вейпинг – не онанизм. Стигма начала усиливаться в тот момент, когда субкультура – это был удел немногих, когда технология пошла пошла в сторону уменьшения устройств, они стали одноразовыми. Джул начал производить новые устройства и создал новый сегмент рынка, начали использовать специальная технология по ускорению впитывания никотина в кровь, появился солевой никотина. Началась охота на ведьм, как всегда, со Штатов.

Наши просто подражают американцам и в плохом, и в хорошем?

Производитель все равно Китай. Если производство жидкостей в основном локальное, то устройства все делаются в Китае. Если Китай делает вейпы для Штатов, они поставляет и остальному миру. То, что приходит к нам из Китая – малая часть поставок в США. Основным рынком всё равно являются США. Запрет капсульных систем в США не распространился на одноразовые устройства – китайцы этим воспользовались и начали производить их на весь мир. Одноразовые устройства ещё более удобные для масс-маркета, это понизило порог входа для подростков. Купил, использовал, выбросил. Раздражение со стороны родителей не заставило себя ждать. Если раньше в классе, например, парило 2-3 самых оторванных, то теперь – половина, плюс подражание. Увеличился интерес к одноразовым устройствам и среди взрослых курильщиков, попробовать новое стало гораздо проще. Идёт смещение всех видов потребителей, не делается разницы между сознательным взрослым, которые походят к вейпингу разумно и это его выбор, и несовершеннолетними с одноразками.

Способы решения проблем

Какой механизм, чтобы отсечь взрослый рынок от детского?

В любом случае запрет. В первую очередь, запрет и воспитание пропагандой. До 20 лет идёт развитие организма, развивается эндокринная система. Никотин так или иначе это стимулятор, несмотря на то, что у нас естественным образом происходит выработка этого алкалоида, у нас нас есть рецепторы под него ориентированные. Но когда вы начинаете активно их стимулировать [извне, тем же вейпом], то у вас идёт сбой выработки тех или иных гормонов. Во взрослом возрасте это не так критично, но пока организм развивается, любое нарушение работы эндокринной системы может привести к непонятным последствиям.

Какая ваша формула для урегулирования текущей ситуации?

Школьнику это сложно пояснить. Контроль родителей, проблема не в продаже, он [pебёнок] всё равно найдёт где попробовать, как раньше бычки собирали, он хочет попробовать быть взрослым, он найдёт или стащит. Ему старший товарищ в школе продаст или даст попробовать.

Пропаганда и общевоспитательная работа. Медики обладают мощными резервами для пропаганды, но на текущий момент она достаточно слабая. Вышла один раз наглядная компания в общественных местах, насколько она была эффективна – не понятно. Нет проверки фокус-группами, нет обратной связи. Нет пропаганды в школе, нет подготовки учителей.

В образовании это строго запрещено. Недавно был уволен преподаватель за использование вейпа на рабочем месте.

То, о чём я и говорил, тут нельзя делать с точки зрения общественной морали разделения. Есть как по внешним признакам, так и по эмиссии, тот же выход пара, дыма, это всё видно, всё равно это является раздражителем. Прямая взаимосвязь со стигмой, потребители уже ущемлены, если до 2017 года мы гордо говорили, что парим, а не курим, то теперь мы курим. Потому что во-первых, это стал массмаркет, во-вторых, потребление идентично курению в глазах общества. Вот она, собственно, стигма – мы не выделились, а нас приравняли. Мы так со всех сторон скованны запретами, в том числе вызванными и подростковым курением, что говорить о том, что мы потребляем, что это менее вредно – нам уже запрещено. Опять же стигма. Социально мы ущемлены в правах говорить: об отказе от сигарет, от смол, от никотина, что мы хотим подольше пожить.

Мы не можем об этом говорить, не можем пропагандировать. Единственная страна где это возможно – Великобритания, ну может быть Новая Зеландия, там это возведено в ранг государственных программ отказа от курения. В остальных странах, с подачи ВОЗ, это возведено в ранг греха. Если это грех – это стигма.

По материалам, предоставленным СПИНИ 
Фото | Image by rawpixel.com on Freepik

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Еще интересное:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: